Новости

Интервью с переселенцем. Боевики мне сказали: Выбирай лопату или автомат

199

Сергей, 40-летний электромонтер из Первомайска Луганской области, в ноябре 2014 года вывез семью из оккупированного города в Николаев. Сейчас он налаживает жизнь на новом месте.

Сергей согласился ответить на вопросы НикВестей на условиях анонимности, чтобы обезопасить близких людей, которые все еще находятся на оккупированной боевиками территории.

Две недели держали в подвале, заставляли окопы копать, покойников носить

Две недели держали в подвале, заставляли окопы копать, покойников носить. Сначала пытались дать автомат, мол, выбирай или автомат, или лопата. Не хочешь выбирать – бьют. Берешь лопату, ходишь и копаешь. Копали окопы. Магазины они грабили, заставляли все это выносить. Приезжает машина, дают мусорные пакеты, заводят в магазин: «Чтоб с полок все сняли». Всегда охранника с автоматом оставляли. Был грабеж. Спиртное сразу вывезли, в первые дни. Все изъяли и продали лицам кавказской национальности в Стаханове. Там нерусские какие-то были. Когда уезжал там ни газа, ни света не было. Страшно было на улицу выйти.

Все мои друзья оттуда уехали, кто смог. Мало кто там из родственников остался. Когда собирался, то взял только одну сумку, все самое необходимое. Страшно было много вещей брать, чтобы не заподозрили. Компьютер оставил, купленный недавно за 12 тысяч. Если бы его нес, то могли обвинить в краже, чтоб снова в подвал бросить. Там даже денег не снимешь – банкоматы не работают. Когда выезжал, то нужно было сначала договариваться. Мне тетка дала телефон, по нему звонишь, заранее бронируешь место в автобусе. По ходу движения табличку на автобусе меняли. Водитель сразу просил удалять все фото и видео с телефона: могли на блокпостах проверять. Добрался в Харьков, а потом сразу в Николаев, тут родственники есть. Здесь работу нашли через знакомых, сейчас на складе работаю. Ко мне нормальное отношение у окружающих – мы же не отличаемся. И одежда такая, и говор такой точно.

В подвале женщин и мужчин держали вместе

В подвале, в здании горотдела милиции, женщин и мужчин держали вместе. Условий там никаких. Вообще. Чтобы в туалет сходить нужно стучать в дверь. Могут не только не пустить, а и отлупить. И били. Каждое утро начиналось с того, что выгоняли на построение: «Этот сюда поедет, этот туда поедет, люди тут нужны, люди там нужны». Как рабов использовали. Издевались. Людей за каторжан принимали: «А-ну, пошли, тут убери, вот тебе время, чтоб успел выкопать». Больше работать заставляли местные бандиты – наемники не так. Можно было избежать этого. Но тут же тебя фотографируют, сразу дают удостоверение, что ты уже боец. Дают автомат. И все, ты уже военный, могут куда угодно отправить.

Большинство людей там запуганы, боятся свое мнение высказать. Там же как: ты скажешь, а вдруг эти услышат? Доносы? Да легко. Обычное дело там донести на человека. А как машины забирали. Сначала говорили, что будут отбирать только у богатых и бизнесменов, а потом смотрим, они и на «копейках», и на «пятерках» ездят. С продуктами там никак, не было продуктов.  С пяти утра пенсионеры собрались, ждали какую-то «гуманитарку», подойти нереально. На некоторых магазинах так и написано «пустой». Сначала гривны ходили, потом стали русские деньги ходить.  Но если ты покупаешь за русские деньги, то дешевле, за гривну было дороже. Школа была разбита, детский садик заняла группировка какая-то, заняли 74-е училище, банк заняли.

Сложно найти работу по специальности. Не очень им нравится, что я оттуда

Когда приехали, то сразу пошли в соцзащиту. Подписали бумаги, кто и откуда, паспорт, все копии. На меня и на жену по 400 гривен, сын тогда был несовершеннолетним, на него 900 гривен помощи. Это каждый месяц. Но была проблема с банком. Выписали на «Дельта Банк», он потом обанкротился. Я эти деньги получить не мог, ходил и нам по 200 гривен давали. Вот и вся помощь. Потом каждый месяц нужно было приходить, показываться, что я еще здесь. Предлагали какие-то одеяла, но зачем они мне? Их же есть не будешь. Хотелось бы, чтобы какое-то общежитие предоставляли. С работой непросто – у меня же трудовая была незакрыта, а мне говорят, мол, отправляйте документы обратно в Первомайск, пусть там все сделают отметку. Так от нашего офиса там ничего не осталось, куда отправлять?  Говорят, ну, сами езжайте. А я оттуда только еле выехал, натерпелся, мне хватило. Поэтому из поддержки хотелось бы временное жилье и помощь в трудоустройстве.

Сложно найти работу по специальности. Не очень им нравится, что я оттуда. Думают, что ненадежный. Квартиросъемщики тоже указывают «только чтобы не из Донбасса». Посмотрите объявления, это везде.

Домой вернусь, когда там будет порядок и нормальная власть

Я домой вернусь только тогда, когда там будет порядок. Когда там будет нормальная власть. Когда там будет нормальная полиция, а не те. Там же все несерьезно. Одни друг у друга пытают отнять кусок, который награбили. Сначала понабирались у людей, наворовали, а теперь пытаются удержать. Когда уезжал, в Первомайске было много группировок. Казаки были отдельно полностью, наемники тоже отдельно. Хотя они не признавались, что они наемники. Стояли без знаков отличия, но в разговорах между собой говорили, тот из России, другой вообще по-русски не разговаривает. Вот пример, останавливают меня возле дома, проверка документов и расспросы, где был, куда ходил. Объясняю им, что был в магазине возле площади, где Ленин стоит, а они вопрос: «А где это?», а еще говорят, что местные. А большинство вообще говорят: «Скажем так, мы из Донецка». То есть, не говорят точно.

Когда война закончится? Ну, сколько Путин у власти будет?

Власть должна как-то договариваться, если мы не можем их задавить. Это не очень получается. Главное, чтобы из России перестала помощь им идти. В таком случае они сами разбегутся. Кто им будет платить? Платили командирам, а остальные, что награбили – то его. Первый раз я думал, что это на три месяца максимум. Они понабирали бомжей, ведь сначала наемников не было, а были какие-то голодранцы. Поэтому когда все закончится? Ну, сколько Путин у власти будет?

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Новости