Блог

АТО: что последует за сменой названия?

835

В ответ на вооруженную агрессию России Украина уже три года проводит «антитеррористическую операцию».  Теперь Киев готовится перейти к новому, по определению секретаря СНБО Александра Турчинова, альтернативному формату защиты страны от агрессора. Каков же он, этот новый гибридный формат гибридной войны с гибридным агрессором?

В ответ на вооруженную агрессию России Украина уже три года проводит «антитеррористическую операцию». 

Теперь Киев готовится перейти к новому, по определению секретаря СНБО Александра Турчинова, альтернативному формату защиты страны от агрессора. Каков же он, этот новый гибридный формат гибридной войны с гибридным агрессором?

В законопроекте «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территорией Донецкой и Луганской областей Украины», представленном на минувшей неделе для закрытого обсуждения экспертов и политиков, акцент сделан на задачах государства, направленных на освобождение оккупированных территорий. Сам же документ состоит из двух компонентов.

Первый: в общих чертах на законодательном уровне определяется комплекс силовых и дипломатических шагов, которые должны обеспечить освобождение оккупированных территорий. Второй: создается правовой механизм использования вооруженных сил в Донбассе. По словам А.Турчинова, «как только будет принят этот закон, расширяющий правовое поле и предоставляющий полномочия, необходимые для защиты страны, не ограниченные рамками закона «О борьбе с терроризмом», АТО в нынешнем своем формате будет завершена».

Ключевых положений законопроекта, с концепцией которого имело возможность ознакомиться ZN.UA, несколько.

Во-первых, отдельные районы Донбасса предлагается признать оккупированными территориями. Для Киева это важно, поскольку вся ответственность за происходящее там будет возлагаться на страну-оккупанта. Впрочем, по информации ZN.UA, в законопроекте не указывается, кем осуществлена была оккупация, хотя одновременно Россия и названа агрессором, но опять-таки, несколько туманно.

Во-вторых, вместо штаба АТО предусматривается создание Оперативного штаба для обеспечения непосредственного военного и гражданского управления в зоне конфликта в Донецкой и Луганской областях. Этому органу будут предоставлены самые широкие полномочия для реализации задач обороны и освобождения оккупированных территорий, подчинены все армейские и силовые структуры, военно-гражданские администрации.

В-третьих, законопроект предполагает, что глава государства на время действия закона «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территорией Донецкой и Луганской областей Украины» может принимать, во-первых, решения о применении Вооруженных сил и других военных формирований и, во-вторых, о введении военного положения. (Впрочем, наши собеседники сомневаются, что дело дойдет до введения военного положения на территории Донецкой и Луганской областей).

В-четвертых, в законопроекте присутствуют постоянные отсылки к Минскому процессу, а формулировки таковы, что позволяют, например, провести выборы на контролируемых украинским правительством территориях Донецкой и Луганской областей. Для власти важно продемонстрировать Западу: из Минского процесса Украина не выходит. Хотя, конечно же, в случае принятия закона Москва обвинит нашу страну в обратном.

Для власти важно продемонстрировать Западу: из Минского процесса Украина не выходит.

Предполагается, что в случае принятия закона будет изменено и название военной операции на Востоке Украины.

Данная инициатива СНБО по переформатированию операции в Донбассе может быть пересмотрена в Вашингтоне на следующей неделе, если Трамп жестко предложит Порошенко иную модель решения. Но, как уверяют наши источники, в отличие от закона №6470, определившего вступление Украины в НАТО внешнеполитическим приоритетом нашей страны, в данном случае Киев проводит консультации со своими международными партнерами. И это увеличивает шансы на принятие закона.

Отчего же вдруг Киев озаботился новым форматом противодействия российской агрессии и восстановления территориальной целостности, специально создавая под него юридическую базу — проект рассматриваемого закона? Что изменилось за три года с момента начала российско-украинской войны?

Не соглашаясь со многими действиями власти в 2014 г., все же можно понять логику принимавшихся тогда решений. Ограниченность ресурсов (разбалансировка механизма государственного управления, деградация армии и спецслужб, финансовый и экономический кризис, несовершенство существующего законодательства), отсутствие политической воли, сдержанность союзников и, главное, необходимость провести президентские выборы — таковы причины, по которым украинская власть не решалась ни вводить военное положение, ни объявлять войну России. В тот момент антитеррористическая операция, решение о проведении которой, впрочем, было принято с опозданием, казалась выходом из ситуации.

Но Петр Порошенко еще в мае 2014 г. самоуверенно заявлял, что АТО не может продолжаться месяцы: «Она должна и будет длиться часы». Только вот за три года его президентства ничего не поменялось: формула «антитеррористическая операция» для политиков оказалась очень удобной.

Да и с подготовкой стратегии по деоккупации и реинтеграции Донбасса и Крыма Банковая не спешила. Одновременно администрация президента, правительство, парламент всячески «топили» подготовленный вице-спикером Оксаной Сыроид и поддерживаемый «Самопоміччю» и «Батьківщиною» законопроект «О временно оккупированной территории Украины», в котором речь шла о деоккупации и реинтеграции Донбасса и Крыма.

Лишь после получившей поддержку украинцев блокады оккупированных территорий, организованной «Самопоміччю» в начале  2017 г., в марте П.Порошенко на заседании СНБО предложил подготовить, рассмотреть и принять закон о восстановлении территориальной целостности. Но если помнить, что все решения в нашей стране принимаются ради двух вещей — денег и рейтинга, то появление данного предложения можно рассматривать как попытку перехватить инициативу у политических оппонентов.

По словам информированных собеседников ZN.UA, АП не была поставлена в известность о намерениях Турчинова публично заявить об этой инициативе.

На минувшей неделе в Киеве заговорили и о новом формате АТО, и о реинтеграции оккупированных территорий. А.Турчинов заявил, что «у нас не так много времени для принятия соответствующих решений», и выразил надежду, что президент внесет законопроект в парламент, и депутаты «не будут тянуть с позитивным голосованием».

По словам информированных собеседников ZN.UA, АП не была поставлена в известность о намерениях Турчинова публично заявить об этой инициативе.

На Банковой были неприятно удивлены, и Порошенко пришлось срочно делать «хорошую мину», демонстрируя управление процессом. Комментируя заявление секретаря СНБО, президент сообщил, что он поручил разработать законопроект по реинтеграции Донбасса, предусматривающий ряд мер для возвращения оккупированных территорий Украины и определения правового режима.

Нам неведомо, какие мотивы подтолкнули секретаря СНБО к таким громким заявлениям. Но, по словам собеседников ZN.UA, это последнее окно возможностей принять подобный закон, поскольку сейчас сложно обвинить власти в стремлении сорвать президентские выборы, до которых еще два года. (Впрочем, эти обвинения последуют в любом случае).

Если же парламентарии не примут этот закон до конца нынешней сессии, то велика вероятность, что они вообще никогда не проголосуют за него: за лето ситуация может измениться, и «окно» окажется закрытым.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Новости